Явное сходство этих произведений не может не настораживать. Возни­кает вопрос, не является ли трехголосная «Fortuna» просто-напросто сочинением с неполным комплексом голосов, в котором пропущена одна из партий? Оказы­вается, что такое опасение излишне. Среди произведе­ний, основывающихся на материале песни «Fortuna», имеются сочинения, строящиеся на основе всех трех ее голосов, но нет ни одного, которое заимствовало бы все четыре голоса или же разрабатывало бы дописан­ный четвертый голос — контратенор.

Итак, в данном случае перед нами одна из элемен­тарнейших форм работы с первоисточником, довольно часто встречающаяся в музыке средневековья и Воз­рождения.

Самое яркое впечатление от работы с песенным первоисточником оставляют, как правило, мессы. По­этому в первую очередь мы остановимся именно на этом жанре.

Месса Я. Обрехта «Fortuna desperata» является одним из лучших сочинений композитора и, принадлежа к позднему периоду его творчества, суммирует, обоб­щает достижения этого мастера в области полифониче­ского письма строгого стиля.

Она увидела свет в 1503 году, войдя в число пяти месс Обрехта, напечатанных Петруччи. Это месса-паро­дия, в которой композитор использует материал трех­голосной песни, причем чаще употребляются ее верхние, наиболее яркие голоса.

Кроме опоры в разных частях мессы на отдельные целостные мелодические голоса песни «Fortuna desperata», композитор дважды (в Kyrie и в Agnus III) вво­дит начальный ее фрагмент (первые три-четыре такта) в трехголосном решении, что снимает всякие сомнения по поводу первоисточника рассматриваемого сочинения.

Месса Обрехта выделяется среди других произведений этой эпохи удивительной привлекательностью музыки, светлой и безоблачной, в которой свободный поток струящихся голосов с мягкими, волнообразными конту­рами мелодических линий сменяется в заключительных разделах то гимническими, празднично-торжественными хоральными эпизодами, то настойчивыми одноголосными репликами (конец раздела Hosanna).

В трактовке мелодических голосов песни, которые порознь здесь выполняют функцию с. f., Обрехт прояв­ляет максимум выдумки и изобретательности. Он охотно прибегает к разным формам их подачи, проводя их и в увеличении, и в уменьшении, в ракоходном движении. Подобная работа с с. f. характерна не только для дан­ной мессы Обрехта; она показательна и для многих других его произведений («Malheur me bat», «Sub tuum praesidium», «Maria zart» и др.), техника которых вклю­чает сложные комбинации и остроумные решения в подаче музыкального текста. В этой области — в ра­боте над композиционно-технической стороной сочине­ния, над архитектоникой целого — авторская инициатива Обрехта, пожалуй, проявляется наиболее ярко, смело и остроумно. Именно здесь осуществляется выход этого мастерства в сферу индивидуализации музыкального образа.