Рассматривая инструментальные пьесы тех или иных авторов, мы не случайно упоминали о свойственной им импровизационности. В переложениях вокальных ком­позиций для инструментов и тем более в создании не­скольких сочинений на одну и ту же тему, в ее вариа­ционной разработке особенно наглядно выявляется при­сутствие такого фактора, как импровизационная техника. Большая свобода инструментального музицирования обеспечивалась и тем, что исчезла необходимость сле­довать за словесным текстом. Поэтому к таким прояв­лениям вариационности (в вокальной музыке), как искусство колорирования с. f., фигурационное расцвечи­вание мелодических контрапунктов, «прорастание» и секвентное развитие голосов, нанизывание гирлянд зву­ков для украшения простых и строгих старинных напе­вов и многое-многое другое, могли прибавиться каче­ственно новые элементы формообразования, новые выразительные средства. Наряду с образцами, являю­щимися точными копиями вокальных сочинений, в ин­струментальных произведениях (созданных на основе вокальных композиций) исследуемого периода немало и таких, которые существенно отличаются от первоис­точников. Причем эти различия касаются уже не только фигурационного варьирования, но и масштабной орга­низации разделов музыкального сочинения, структуры целого, гармонического строения. Такова, например, фантазия «De mon triste desplaisir» Фр. да Милано, разрабатывающая два мотива из партий баса и тенора одноименной chanson Ж. Ришафора, или же выполнен­ные на тему мадригала «Vestiva colli» Палестрины две фантазии Дж. Булла (MB, XIV), отличающиеся не толь­ко от первоисточников, но и одна от другой общей архи­тектоникой, порядком вступления голосов, степенью импровизационное, своими размерами. В обработках Булла не только отсутствует деление на две части, ха­рактерное для мадригала Палестрины, но и весь музы­кальный материал получает свободное решение, хотя здесь сохраняется кварто-квинтовое изложение началь­ного тематического оборота; в дальнейшем большинство ведущих мотивов хореического типа (с крупной длитель­ностью на сильной доле такта) сменяется мотивами ямбического строения, вносящими элемент движения, порывистости, импульсивности.