Quodlibet дает особенно много вариантов претворе­ния песни «Fortuna desperata». Будучи популярной, эта итальянская песня по традиции, существовавшей в XV—XVI веках, охотно включалась в контекст с мелодиями самых разных песен — итальянских, французских, немец­ких. Четыре интересные ее обработки, как сообщает Гомбоши, принадлежат, например, Л. Зенфлю, который в первом случае помещает ее в пятиголосной Lied «Es taget vor dem Walde», во втором — в четырехголосной обработке «Fortuna ad voces musicales», где она соче­тается с мотивом, постепенно дорастающим до гекса­хорда, в третий раз — в сочетании с мелодией «Негг,. durch dein Blut», и, наконец,— в пятиголосной песне «Ich stund an einem Morgen». (Все эти обработки были опубликованы нюрнбергским издателем Г. Отто в 1534 году в сборнике «121 newe teutsche Liedlein».)

По-видимому, раньше Зенфля соединение «Fortuna: desperata» с немецкой песней осуществил его учитель — Генрих Изаак, отобравший в качестве компонентов для своей обработки верхний голос итальянской песни и мелодию шуточной немецкой песни «Bruder Conrad». Кроме того, в первых трех тактах своей небольшой пьесы композитор воспроизводит также начальный фраг­мент басового голоса «Fortuna».

Пьеса Изаака выгодно отличается от других Quodlibet тем, что в ней, хотя и присутствует оттенок шутки, иронии, юмора, нет того налета случайности и пестроты в подборе песен, которая обычно свойственна этому жанру. Да и Quodlibet ли она? Если да, то, по крайней мере, это очень необычный, нетрадиционный его вид.

Верхний голос почти без изменений копирует нотный текст итальянской песни, но остальные голоса — тенор, контратенор и бас — в непринужденной манере разраба­тывают (а не экспонируют) ведущие мотивы «Bruder Conrad».

В первой половине пьесы стреттные переклички на­чального фрагмента Lied, включающие одновременное звучание его в основном виде и в увеличении, создают легкую, подвижную ткань, причем восьмикратное зву­чание начального мотива этой песни вносит в данный раздел черты остинатности. Вторая половина обработки уже не содержит имитаций, но органично связывается с предыдущей, так как и здесь присутствует остинато (контратенор трижды излагает без каких-либо измене­ний вторую фразу немецкой песни, которой свободно контрапунктируют другие голоса).

Итак, сохранен облик и характер звучания мелодии «Fortuna desperata», и вместе с тем на ее основе Изаак создал новое произведение простую, непритязательную пьесу-шутку, изящную миниатюру.