Мотет Жоскена отличается от всех рассмотренных ранее образцов рельефностью, внутренней контраст­ностью композиции. Жоскен строит мотет как много­голосную хоровую фантазию на материале антифона. И даже не одного, а двух: Alma Redemptoris Mater и Ave Regina coelorum. Его сочинение представляет собой образец Quodlibet (один из первых случаев такого типа Quodlibet мы видели в мотете XIII века). Подвергаясь последовательному развитию, оба напева в мелодически новом оформлении — то более распетые, чем в перво­источнике, то тезисно сконцентрированные — лежат в основе музыкальной формы.

Мелодика Жоскена выглядит иначе даже в сравне­нии с Окегемом. Ее особенности неразрывно связаны с новой трактовкой автором полифонической фактуры и гармонии. Жоскен мыслит лаконичными, ясными фра­зами, порой многократно повторяя тот или иной выде­ляющийся мотивный оборот, фразу. Разными средства­ми— паузами, кадансами, повторностью — достигает он четкой отшлифованности и расчлененности мелодиче­ских линий. Отсюда такое большое значение в его му­зыке имеют секвенции, канонические секвенции, бесконечные каноны — то есть разного вида приемы, основанные на мелодической повторности.

Четыре раза в первой части мотета с небольшими интонационно-ритмическими вариантами проводится начальная мелодическая фраза Ave Regina, оттеняя своей «остинатностью» обновляющееся течение антифона Alma R. М. (такты 1—8, 9—16, 17—21, 22—31). Мелоди­ческая повторность вообще-то заложена в самом гри­горианском напеве Ave Regina, первые две фразы кото­рого строятся на одних и тех же интонациях. Однако никто из авторов — ни до Жоскена, ни после него (на­пример, Гомбер, Палестрина, Лассо) — не выделял эту повторность. Напротив, они вуалировали ее. Жоскен же сознательно подчеркивает мелодическое повторение в начале напева, кладет принцип повторности в основу полифонического приема, на котором построен мотет,— в основу двойной имитации.

Повторность попевок в голосах, связанная с ней расчленяемость линий, уменьшая мелодическую текучесть каждого голоса в отдельности (по сравнению, например, с Окегемом), повышает мелодическую динамику много­голосия в целом. Намечаются существенные сдвиги в области полифонической фактуры. На смену мелоди­чески очень плотному многоголосию Окегема приходит у Жоскена фактура разреженная, с большим количе­ством пауз в голосах, наполненная эффектами перекли­чек голосов и хоровых групп.