По сравнению с орнаментальными контрапунктами обработок Изаака верхние голоса дуэта из пьесы Нахтгалля отличаются более широким дыханием, содержат продолжительные и относительно развернутые мелодиче­ские линии, образующие самостоятельные в смысловом отношении музыкальные фразы. Обращает на себя вни­мание начало пьесы, где до появления с. f. его первый отдел предвосхищается верхним голосом, который под­готавливает появление cantus prius factus — мелодии «Fortuna desperata». Подобный прием введения в ин­тонационный стройматериала с. f. используется и в дальнейшем. Тем не менее сопровождающие с. f. голоса все же в интонационно-тематическом отношении оста­ются малоиндивидуализированными и продолжают на­поминать импровизированные контрапункты фигурацион- ного типа. И хотя в их строении уже сделан решитель­ный шаг вперед к тематической определенности, им все же еще очень далеко до ярких, впечатляющих жанрово конкретных тем-контрапунктов из хоральных обработок XVII века.

Мелодические голоса пьесы Нахтгалля еще во многом развиваются согласно традиции модальной системы, по­этому, несмотря на отчетливый местами F-dur, в много­голосной вертикали немало перечений и она остается тонально многозначной, а порой и неопределенной.

В целом инструментальные обработки «Fortuna des­perata» Изаака и Нахтгалля следует расценивать как типичные образцы пьес XV—XVI веков, отвечающие за­просам и художественным вкусам той эпохи. Учитывая их принадлежность к сочинениям, выросшим на основе cantus prius factus, следует добавить, что роль таких пьес в истории инструментальной музыки была довольно значительна: они не только показательны с точки зрения выбора типичных выразительных средств, но главное, в отношении поисков соразмерности «надстройки» и «ба­зиса», меры соотнесенности внешнего плана — фигурационной техники, диминуционных схем, пассажей и т. д. — и внутреннего, главного тематического стержня. А все сочинения, включая и вышеперечисленные вокаль­ные композиции, демонстрируют все более отчетливое выдвижение самостоятельных принципов музыкального формообразования, расширение круга выразительных средств, подчиненных каждый раз своим конкретным задачам.

При взгляде на музыкальное искусство XV—XVI веков нас поражает богатство и разнообразие его художественных идей, форм, стилевых направлений. «Более пристальное изучение всего этого материала еще более увеличивает наше изумление перед безбрежным морем Западного Ренессанса».