Колорированный напев верхнего голоса в мотете Дюфаи — это стержень композиции, которому автор со­общает внутреннюю логику развития. В данном случае протяженная григорианская мелодия, состоящая из ряда небольших фраз, членится в мотете Дюфаи на три круп­ных раздела, в каждом из которых фразы хорала объединяются в более цельные построения. Ясно ощущается экспозиционная неторопливость изложения мелодии в начале мотета, уплотнение мелодизированной фактуры в среднем разделе и определен­но выраженная заключительная фаза формы, которая выполнена Дюфаи как настоящая кода (после так­та 105).

На пути от средневекового остинатно-вариационного формообразования к поступательному, процессуальному развитию в больших композициях XVI века происходит постепенное освоение принципиально неостинатного раз­вертывания музыки, поиски средств, с помощью которых могли бы быть выражены разные стадии развития формы. Значение композиции Дюфаи в этой связи заключается в возрастании разнообразия фактурного сложения многоголосия, отражающего определенные фазы музыкальной формы. Основные факторы обнов­ления, развития музыки вложены автором в строение многоголосия, в эффекты переменчивости структуры ткани.

Ткань сочинений Дюфаи в равной мере и гармонична, и полифонична. Особая сбалансированность горизон­тального и вертикального начала является специфиче­ским свойством многоголосия Дюфаи. Фактура данного мотета имеет одинаковую предрасположенность и к уплотнению в гармонию, и к расслоению в полифонию. Вообще у Дюфаи — не зная мелодического первоисточ­ника — бывает трудно обнаружить с. f. в среде однород­ных с ним голосов: каждый из них может выдвинуться как ведущий. В мотете Alma R. М. моменты подмены ведущего голоса возникают неоднократно. Часто в цен­тре внимания оказывается контратенор, а из двух верхних голосов — то дискант, то тенор.

В данном сочинении мелодия cantus prius factus (дискант) меньше, чем в других произведениях Дюфаи, наделена экспрессией. Но все же сквозь строгость ме­лодики проступает особая выразительность мотета, лирический характер музыки — в солирующем высказы­вании дисканта, в эпизодически возникающих дуэтах голосов, в мягкости кадансов, среди которых — поверх «предопределенных» первоисточником — мы слышим ярко характерные, типичные для эпохи мелодические кадансы (так называемые кадансы Ландини).

Гибкость фактуры без существенных контрастов, но с заметными уклонами то в сторону полифонизации, то к аккордовому складу служит средством развития, об­новления материала.