Вся эта совокупность признаков строгой полифонии относится без каких-либо существенных отступлений к творчеству большой группы авторов XVI века, в том числе и к Гомберу.

Однако его мотет Alma R. М. обладает некоторыми специфическими чертами, ибо он написан по принципу Quodlibet. Каждый из голосов мотета осно­вывается на одном из Marien-Antiphonen — Salve Re­gina, Ave Regina, Inviolata, Alma R. М. Мотет снабжен пометкой «Diversi diversa orant» («Разные разное вы­сказывают»), обычно сопровождающей сочинения типа Quodlibet.

Таким образом, этот мотет до некоторой сте­пени ориентируется на старые традиции — традиции XV века, ибо в основе развития многоголосия лежит все же горизонтальная трактовка первоисточников (в прин­ципе близкая колорированной), тогда как для сочинений Гомбера в целом более типичен уже новый, мотивно-тематический принцип разработки оригиналов.

Но, несмотря на «заданность» линий и, соответствен­но, чисто мелодические предпосылки многоголосия, автор организует четыре разные мелодии в фактуре от­нюдь не полимелодического склада (как это сделали бы композиторы XIII века, а возможно, и XV). Гомбер почти не изменяет интонации напевов, дает не колорированный, распетый, а наоборот — сокращенный, интонационно-конспективный их вариант (ср. мелодию Alma R. М. и басовый голос мотета, такт 20 и далее). Из «заданных» мелодий выделяются небольшие рельефные попевки, которые располагаются последовательно по голосам. Голос всегда паузирует перед введением но­вого мотива. Короче, Гомбер строит «классическую» ткань строгого письма, в которой, если не знать о на­личии в мотете первоисточников, трудно предположить априори заданные мелодические слагаемые. Композитор стремится найти близкие мотивные элементы в разных напевах (что допускают сами антифоны, родственные в интонационном отношении) и создать подобие имита­ций, особенно интенсивных в заключительном разделе композиции (такт 65 и далее).

В отличие от Жоскена, в мотете которого мы видели достаточно самостоятельные по фактуре и характеру выразительности три раздела, мотет Гомбера одноро­ден, что также является признаком стиля «строгого письма». По звучанию мотет Гомбера близок мотетам Палестрины, хотя содержит больше вольностей в голосо­ведении (неприготовленных диссонансов, «неправиль­ных» задержаний) и, конечно, все же чрезмерное разнообразие материала (обусловленное Quodlibet). Менее четко, чем обычно у Палестрины, распланирована здесь система кадансов, у Палестрины почти классическая по логике и функциям, а у Гомбера скорее стихийно мо­дальная.