Нам представляется, что категория „музыкального стиля" в эпоху барокко связана прежде всего с семантикой, социальными установками, ценностями, ключевой оппозицией „старое – новое", а также с понятиями „национальность", „одаренность" композитора в специфическом осмы-слении, присущем культуре. „Жанр" в большей степени, чем стиль, предполагает сферу применения и технику письма. Характерно, что вплоть до XIX в. теория не вполне разделяла категории „жанр" и „форма" (вспомним понятие „песенные формы").

Жанровая неустойчивость, множественность, диффузность проявляется в том, что одно родовое название объединяет самые несходные композиции. Например, весьма вольно барокко истолковывало возникшую в конце XVI в. „симфонию": иногда под этим словом фигурировали мотеты, иногда – концерты, иногда – инструментальные пьесы, иногда интерлюдии.

Очень широкий спектр значений обнаруживался в „арии": в этот разряд в эпоху барокко попадали сольные пьесы в сопровождении генерал-баса, полифонические хоровые песни, дуэты и терцеты в манере вилланеллы, монодии в речитативном стиле, танцевальные мелодии, многочастные композиции в сквозной форме с оркестровыми ритурнелями (симфониями) [276, 618-619]. Кристаллизация оперной арии также осуществлялась на разных основах.