В отличие от Кирхера, он не упоминает „канонического стиля" – здесь, вероятно, сказывается , общая переориентация теории, отказывающейся от полифонических „излишеств". Броссар разделяет „гипорхемный" и „хореический" стили. Впрочем, пока здесь нет полной I ясности – окончательно их дифференцирует Маттезон,  отнеся к „гипорхемному" театральные танцы, к „хореическому" – музыку к балам, маскарадам, редутам. Маттезон, описывая обычные „комнатные" или „зальные" танцы, учитывает ранг, говоря о „высоких" и „низких" танцах, которые звучат повсеместно. Броссар указывает, как и Кирхер, на зависимость „стиля симфоний" от исполнительского состава и предлагает эффектную характеристику отдельных инструментов: стиль скрипок – „веселый", поперечных флейт – „печальный, томный", стиль труб – „оживленный, веселый, воинственный" и т. д. Это новшество развивает Маттезон: в 1713 г. Он пишет о „пышнозвучных тромбонах", „чарующе-помпезных валторнах", „гордых фаготах", „жестких цинках",  „скромных флейтах", „героических литаврах", „вкрадчивой лютне", „визгливой арфе", „игривых цимбалах", „влюбленной виоле д’амур", „полновесной виоле да браччио", „шепчущей виоле де гамба", „рычащей виолоне" и т. д.