В предисловии в „Представлению о Душе и Теле" (1600) Кавальери допустил последовательность двух параллельных квинт. Параллелизм октав и квин оправдал Дж. Каччини в предисловии к „Эвридике" (1601), В „Письме к Вернеру" (1648) Скакки сказал, что партия basso continuo может образовывать параллелизм с партиеШ вокальных голосов в рамках „второй практики"; мнению, партию basso continuo следует понимать не как самостоятельный голос, а как добавление к основному составу. Запретные ранее параллелизмы и дублировм ки можно встретить в самых разных композициях, модернистов", и у более охранительно настроенных авторов (см. пример 62а, б). В условиях многохорности стало возможным соседство далеких гармоний: смена хоровых звучаний позволяет, в частности, сопоставить мажорный и минорный варианты!! одного созвучия (см. пример 63а, б). Именно эти новые правила вызвали возмущение Дж. Артузи. Конфликт Артузи и Монтеверди – это не спор ретро^ II града с прогрессивным художником, Артузи принадлежал к , числу самых знающих и образованных, просвещенных музыкантов своего времени – здесь сталкивались два мира, две I практики, два взгляда на старое и новое в искусстве, на „совершенство музыки". Оба композитора апеллировали к древности, искали в ней обоснования истине.