Тельность однородных и все же различных мелодий во всех стилях и во всех фигурах". Баховскую концепцию письма передают разные свидетельства. Очень важна фраза, фигурирующая в письме Ф. Э. Баха к Кирнбергеру: „Вы можете объявлять во всеуслышание, что принципы моего усопшего отца и мои суть антирамоистские". Бах довел до совершенства принцип „гармонического контрапункта", выдвинутый школой Шютца. Во многих произведениях И. С. Баха необыкновенно тщательно проработаны все звучащие голоса, классификация фактуры часто оказывается весьма затруднительной. Не означала ли для Баха „мелодия" многоголосное письмо, не разделял ли он тем самым старинное убеждение в том, что „мелодия" – совокупность линий, а „гармония" – отдельный момент – срез этой „мелодии". Мы не стремимся умалить роль собственно гармонического начала в музыке Баха. Он сознательно ставил вопросы гармонии в своем творчестве (например, в „Хорошо темперированном клавире" явно сказывается задача организовать новую хроматику, построить гармонический космос). Подчеркнем одно: требование „гармонического контрапункта" предполагало синтез двух начал, а не подчинение „старого" контрапункта „новой" гармонии.

Соединение „музыкальной науки" и „музыкального искусства" означало, что законы числа приводились в соответствие с практическими навыками, знание, полученное через опыт, Подвергалось рациональной проверке.