Так закон антитезы управляет сочинением, в котором автор заведомо шел на ограничения. Хотя мотет более всего пригоден для изображения „скорби и печали", на практике он часто передает другие аффекты – „радость", „ликование" и т. д. Достаточно вспомнить ; начала мотетов Баха ,,Singet dem Неггп", „Der Geist hilft uns’rer. Schwachheit auf", „Lobet den Herren, alle Heiden". Мотет запечатлевает также антитезы аффектов: в многочастной композиции они, как правило, возникают в соседних частях, в одночастной – обнаруживаются внутри. „Элитарность", предписанная теоретиками „старинному стилю", на деле’ оборачивается контрастами, антитезами „гипорхемного" и „канонического",, простого и искусного стиля во многих „концертах" Шейдта и Шютца. Эта практика найдет законченное выражение в кантатах, пассионах, мотетах, ораториях И. С. Баха. Постепенно стилевые антитезы типизируются („фантазийный" – „канонический", „речитативный" – „мотетный"). Они находят систематическое применение в „Хорошо темперированном клавире" И. С. Баха: прелюдии, как правило, связаны со стилями „свободы", фуги – „порядка". Антитетика стилей достигает колоссальной силы в мотете „Jesu, meine Freude" И. С. Баха, основное содержание которого сконцентрировано в противопоставлении жизни смерти, вечного – преходящему, горнего – тленному, духаплоти. Антитезы стилей – „связанного церковного" и „мадри- гального" определяют архитектонику целого: осуществляется движение от их противопоставления в крайних частях к „смешению" и контрапунктированию в середине.