Уже в самых ранних оперных образцах установилась традиция писать многие арии в ритме различных танцев – французских, итальянских, испанских, английI ских. Таким образом, не только барочная инструментальная сюита поддерживала и укрепляла идею „смешанного вкуса", I но и опера легко ассимилировала инструментальные жанры I от танцев и инструментальных сигналов до более крупных родов – вплоть до concerto grosso. Многие варианты танцевальных и оперных сочетаний мы находим у разных композиторов (см. пример 102). Благодаря этой жанровой и стилевой „пограничности" оказывается, что одна и та же мелодия может предстать в самом разном жанровом наряде: оказаться оперной арией, танцем, песней, хоралом, темой „Quodlibet" (см. пример 103). Обнаружить первоисточник здесь почти невозможно. Выделенные и проанализированные основные принципы стилевой и жанровой системы позволяют осознать сущность музыкального стиля и жанра барокко. Их природа такова, что множество схем и решений удерживается на протяжении всей эпохи. Несколько русел, по которым устремляется развитие того или иного „рода", позволяют легко „монтироваться" разным стилям и жанрам, усиливают их многоликость, плавность переходов, мягкость скольжений, своеобразных стилевых и жанровых глиссандо.

Подобные черты музыкального стиля и жанра отвечают закономерностям, сложившимся во всей культуре барокко, важнейшим принципам его эстетики и поэтики.