Такое решение типично для барочного театра, развивающего традиции средневекового моралите: как указывает Л. А. Софронова, „аллегории, изображавшие отдельные черты человеческого характера, представляли замкнутый круг, центром которого являлся сам человек или его душа. Иногда он даже не обозначался. Иногда появлялся на сцене и взаимодействовал с аллегориями, проявляя прежде всего статичность и неподвижность. Подвижными и активными были аллегории, двигавшиеся ло окружности. Можно считать их круг внутренним по отношению к большему внешнему, по окружности которого располагались аллегории, символизирующие силы добра и зла, внешние обстоятельства. Внутренний круг по отношению к ним оказывается центром, причем также неподвижным". Два аллегорических круга мы находим в кантате № 60: внешний образуют аллегории Времени, Смерти и Вечности, внутренний – аллегории, изображающие чувства, одолевающие скрытого  героя. Круговое решение композиции кантаты соотносится с важнейшим архитектоническим принципом у Баха – зеркальной симметрией, олицетворяющей в эстетике позднего

барокко связь небесного и земного. Архитектоническая стройность, принцип двойного обрамления (I и V части содержат хорал, II и IV – речитативы, III – дуэт) обладаю огромной содержательной значимостью, осуществляют реалзацию основной идеи. В кантате ведется сложный диспут о возможности спасения. Диспут организован по принципу антитезы.