В немецкой музыкальной теории эпохи барокко фигурируют три категории: „Verstand" (разум), „ratio" (рассудок), „sensus" (чувство). Дихотомия „ratio sensus" коренится в двойственной природе человеческого существа: человек- это животное, но животное мыслящее. „Ratio" в системе немецкого барокко осуществляет интеллектуальную деятельность, непосредственно связанную с числом, „sensus" – деятель-ность, обращенную к восприятию числа через чувственность. „Sensus" предполагает слух, вслушивание.

Музыкальная композиция, содержащая числовые закономерности, может быть постигнута рационально – тогда рассудок осознает число. Она же может быть воспринята чувст

венно – тогда число доставит наслаждение. Ratio „узнает" число, sensus „слышит" его. Для большинства немецких теоретиков контролирующая инстанция – рассудок. . Однако находятся люди, более снисходительные к чувству: кроме Я. Адлунга, связывающего рассудок и слух, среди них – И. Г. Вальтер. Он требует примирения, согласования „ratioot sensus", ибо „ratio et sensus" являются в равной мере музыкальными [446, 15-81].

Верховенство интеллекта, подчиняющего себе чувственность, – постулат, отличающий немецкую барочную от итальянской ренессансной теории, также размышлявшей о „ratio" и „sensus". Для многочисленных ученых XVI в. конфликт между числом и слухом обычно заканчивался победой слуха.