А „элементы персонификации внутри вокального многоголосия", „полудраматическая форма" некоторых мадригалов Монтеверди, созданных в 1590-е годы, предвосхитили кантату и ораторию. Венецианское концертирование имело прочные национальные корни, к тому же сама эта практика вызрела внутри нидерландской полифонии [258]. Чрезвычайно весом старинный „церковный стиль" к кантате, мотете, концерте, пассионах барокко. Тематика старой пасторали определила облик „нового" мадригала, оперы, оратории и кантаты. Первые оперы опирались на миф о Дафне и Эвридике, традиционный пасторальный мотив ораторий и кантат – изображение пастухов, музицирующих в Вифлееме. Существовали рождественские пасторальные мессы. Пастораль влияла на многохорные решения, пространственную игру, эффекты вокального и инструменI тального „эха". Долгую предысторию имела „новая" итальянская оратория: ей предшествовали литургическая драма, пассивны, священные представления, диалогическая лауда. Оратория в Германии опиралась на традиции „истории", „священной лрамы", „диалога", в Англии – антема и стюартовской маски. С самого момента возникновения новые жанры испытывали

разнообразные воздействия – от пышного придворного спектакля до простонародного действия, от изысканного мадригала и ученого строгостильного мотета – до непритязательI ной бытовой музыки.