„Новый стиль", репрезентируемый гармонией, встречал ожесточенные нападки не только на протяжении эпохи барокко, но и в более поздние времена. Упреки в „дикости", „бессмыслен» ности", „непоследовательности", „странности" отражали, несовместимость разных эстетик и поэтик. Характерно мне ние Г. Й. Фоглера, высказанное им в „Школе органиста" it 1798 г. о хоральных гармонизациях И. С. Баха:« Йог. Себ. Ба>. чьи гармонизации хоралов изданы его сыном К. Ф. Э. Бахом  Гамбурге, а также снабжены предисловием последнего, стремящегося нам внушить, что этот мастер не мог созда вать „ничего, кроме шедевров", написал по четыре разнык сопровождения к каждой хоральной мелодии, и сопровожу ния эти представляют собой вовсе не вариации, а отступления от естества и истины  в тех сопровождениях, которые сделал к хоралам Себ. Бах  невозможно обнаружить ни малейших признаков понимания и правильного выбор.1 подходящей к хоралу гармонии; вместо того мы находим | здесь жесткие последования звуков, столь же странным! сколь и оскорбительные для слуха обращения, чужды* гармонии переченья, а также диссонансы, навязываемые нам без какого бы тони было приготовления и пр.

Даже в эпоху растущего интереса к барокко (возник Я 1876 г.) смягчили, сгладили музыкальный язык „Британского Орфея", издав его сочинения. Вероятно, потребуется еще немало времени, чтобы оценить своеобразие нового гармони! ческого стиля Пёрселла. Да и такой глубокий знаток музы’ ки Д. Скарлатти, как А. Лонго, подверг его сонаты (изданимЦ 1906-1937 г.) значительной корректуре.