Учение Скакки отчасти соприкасалось с теорией Дони. Когда тот размышлял о „стиле речитатива", он указывал, что место применения этого стиля было различным, – он употреблялся „на подмостках сцены, в церквах и ораториях для диалогов, а также в покоях в частных домах" [цит. по: 432, 217].

Прямым последователем Скакки был его адепт Анжело Берарди. Он популяризировал учение Скакки в работах „Музы кальные рассуждения" (1681) и „Музыкальная смесь" (1689). Берарди сохраняет деление на две практики и три стиля и пишет, что древние „обладалй одним стилем и только одной практикой". Новые (,,gli moderni") владеют у него тремя стилями: „церковным, камерным и театральным" [221, 41). 1 Берарди удерживает внутреннюю дифференциацию трех

стилей, предложенную Скакки.

В сильнейшей степени учение Скакки повлияло на I немцев. „Письмо к Вернеру" было опубликовано в сборнике К. С. Вернера „Мотеты, или концерты", экземпляр которого |i принадлежал гамбургскому кантору Томасу Зееле – непосредственному предшественнику Кристофа Бернхарда. После: смерти Зееле этот сборник перешел в собственность Гамбург»! ской библиотеки, в которой также хранился манускрипт U

„Музыкального решета". Есть сведения, что Кристоф Бернхард был знаком с учением Скакки. Имя Скакки упоминаем Шютц, стремившийся к распространению идей, изложенных и „Письме к Вернеру".