Кроме того, можно с полной уверенностью предполагать, что либо трактаты Веркмайстера – теоретика музыкальной математики были в библиотеке Баха, либо Бах знал их содержание. Таким образом, Бах опирался на долгую традицию. Выполняя требования, предъявляемые к музыкальному ритору, в некоторых случаях Бах добивается скрытого, зашифрованного истолкования числа. Его риторика перерастает в экзегетику. М. Янсен, проанализировав речитатив, повествующий о землетрясении после смерти Иисуса („Страт! сти по Матфею", № 73), обнаружил четкую закономерность в расстановке

цезур: Бах так рассекает евангельское повествование, что в партии континуо выстраивается числовая последовательность из 18, 68, 104 тридцать вторых (см. пример 53). Зачем Баху понадобилось обыгрывать эти числа? Дело в том, что в Псалтыри есть четыре псалма, рассказывающих о землетрясении, – № 18, 68,104,114 [306, 106-108]. К трем изних и отсылает слушателя Бах, связывая тем самым по

известному правилу экзегетики Ветхий и Новый Завет. I) подобном истолковании чисел, упомянутых в сакральном тексте, сказывается идея комментирования.