Флору, лилии (ангельский символ), сад упоминает А. Банкьери в трактате „Гармонические письма".

Высшая цель остроумия – метафора. Культ изысканных сравнений перешел в барокко от маньеризма, но именно барокко создало художественную систему, опирающуюся на метафору. Общеизвестна метафорика Гонгоры и других поэтов. У Ф. Малерба, к примеру, Ж. Руссэ находит удвоенные, утроенные и учетверенные метафоры [391, 57]. Метафорическая игра, вернее одна из ее частей символическое истолкование аллегорий, – заметна в письмах Рубенса, постоянно изыскивающего этот круг дополнительных соответствий.

Принцип метафоры, на наш взгляд, определяет многие установки музыкальной риторики позднего барокко. Раннее барокко опирается на ряд изолированных аффектных слов, которые следует изображать в музыке. Господствующее н это время правило взаимодействия музыки и риторики 4 однозначное соответствие (риторическая фигура переводится в соответствующую музыкально-риторическую). Декларируемое на протяжении всей эпохи требование равновесия музыки и слова на первых порах осуществлялось механически: музыка делала „слепки" со слова, осуществляла перевод по точным риторическим правилам. Потребовались усилия многих, чтобы родилось сознание: не слова, а их смысл должен передаваться композитором. Среди главных завов» ваний позднего барокко – сознание того, что синтез музыки и слова может быть- найден в их споре. Спор, противоборство, противоречия, преувеличения, противоположности, контрасты – орудия барочного „остроумия" – последователи но применяет в своих произведениях И. С. Бах.