Темноте служат „макаронизмы", „смешения слов". Отметим, что при обсуждении этой проблемы заметны также предельные крайности: противники Луиса де Гонгоры по „темноте" сравнивали его слог с „первозданным хаосом", п поклонники по „яркости" – с „сиянием солнца".

Многоязычие было чрезвычайно распространенным явлением: польский иезуитский театр совмещал два плана: „Языком сцены преимущественно является латынь, польский звучит в основном в интермедиях и комедиях". По языковому принципу разделены „Священные симфонии" Шютца: I часть написана на латинские тексты, II и III композитор называет „немецкими концертами" – избран родной язык. В первом издании „Маленьких духовных концертов" немецкие и латинские тексты перемежались: латынь была использована в концертах № 3,4, 8,9, 10, 17, 23,27, 30 и 31 из второго тома. Для второго издания Шютц вписал в некоторые немецкие концерты латинский текст: концерты № 14, 20, 24 из первого и № 11,21 из второго тома превратились в двуязычные. А Пёрселл параллельно с итальянскими динамическими указаниями вводит английские. „Макароническое письмо" оказало значительное воздействие на авторов музыкальных трактатов: среди ярчайших примеров — „Syntagma musicum" М. Преториуса.