Классификация И. Г. Вальтера до сих пор не подвергалась детальному анализу. А между тем она подсказывает несколько важнейших выводов. Во-первых, подтверждается то, что в музыкальной культуре барокко полифонически взаимодействуют различные исторические планы: идеи антично-средневековой традиции переплетаются с модернистскими понятиями, выдвинутыми и отстаиваемыми теоретиками „нового искусства". Схема Вальтера, отражающая опыт эпохи, свидетельствует о том, что музыка понималась предельно многозначно. Историческое своеобразие, присущее концепции „музыки" в эпоху барокко, подтверждает то, что в условиях переломно-переходной ситуации представлению об искусстве присущи полифоничность, антитетичное единство, радикально отличающиеся от классической „целостности". В эпоху барокко границы самой „музыки" достаточно расплывчаты: нередко с ней совпадает „стиль".

Все это заставляет нас особенно тщательно разобраться в связях между музыкой и другими областями реальности, понять сопричастность музыки и других областей знания или творчества. Музыка в эпоху барокко „не равна" сама себе: она и больше, и меньше, нежели классическая. Дальнейший анализ призван очертить место музыки в барочном мире и культуре, показать ее назначение и функционирование.. Мы сознательно пойдем на известный разрыв в описании: начнем с категорий, определяющих сознание той части культуры, которую мы ранее определили как синтезирующую („третья зона"), а затем постепенно перейдем к „современному искусству".