Риторический рационализм барокко (А. А. Морозов) отзи вается самостоятельным культурно-эстетическим смыслом, уже отходящим от средневекового представления о „созидании" и не совпадающим с романтическими представлениями об индивидуальной неповторимости (барокко в музыке, как и в других искусствах, опирается на традиционные мотивы, „готовые формулы", „общие места", оказываетсжИ „искусством сочетаний"). Антитетичная логика обнаруживает»III ся и здесь: старые идеи „искусства-ремесла" переплетаются II с новой концепцией „изобретения", приравнивающей самых экстремистских декларациях художника к демиургу. „Инвенция" – принцип музыкальной поэтики барокко. Особу» значимость приобретает также явление псевдоинвенторстм в культуре. Именно рассмотрение этих проблем позволяет говорить о природе „творчества" в музыкальном барокко,

Столь же последовательно „риторический рационализм I барокко" проявляется во взаимодействиях музыки и другш видов искусства, в решении проблемы „искусственного языка". Предельное выражение он находит в отождествлении некоторых логических, риторических, грамматических и музыкальных схем. Именно здесь встает необходимость и поставить проблему музыкального языка, музыкального синтаксиса: на протяжении эпохи барокко музыка овладевает теми конструкциями, которые составят основу имманентной музыкальной логики.