Разграничение двух практик у Монтеверди в сильнейшей степени повлияло на учения о музыкальном стиле. Композитор отталкивался от мысли, распространенной в кругах итальянских гуманистов: „Мелодия состоит из трех вещей – слова, гармонии и ритма". Это весьма вольно толковавшееся изречение Платона послужило исходным толчком для обоснования идеи „новой мелодии". Полемическим и программным названием нового учения, которое замыслил Монтеверди, должно было стать „Мелодия, или Вторая музыкальная практика" [347, 321]. Другой вариант содержал ясную аллюзию: „Вторая практика, или Совершенство современной музыки. Основное расхождение с „первой практикой", которую так упорно отстаивали противники Монтеверди, и в первую очередь Артузи, твердивший о „несовершенстве современной музыки", касалось правил обращения с консонансами и диссонансами. Был и другой источник разногласий. Сторонников „первой практики" обвиняли в том, что они вначале сочиняют контрапункт, а затем подстраивают к нему словесный текст, не заботясь о соответствии смыслу.