Моя ду—ду-душа и свет моих о-очей, О если я — я – я взгляну на лик чудесный,

Я по-па-ду в чертог любви-и—и небесной, Исполнен стра-а-астыо сладостных рече-е-е—й. (Перевод И. Голенищева-Кутузова)

Желание непременно найти новое и невиданное приво ло к полной утрате чувства меры и результатам, прямо тивоположным тем, к которым стремились третьестепенн бароккисты. Марио Беттини, иезуит из Пармы, пытался подража

звукам птичьего стихотворения:

 Удивительный результат этого поиска всеобщих соответствий и синтеза разных средств – творчество поэта позднего Сеиченто Лоренцо Магалотти: «Магалотти называют первым поэтом обоняния в европейской литературе. Он предварил „поэзию запахов" второй половины XIX – начала XX в., одним из самых ярких представителей, адептом которой стал Бодлер. Магалотти создает „науку обоняния", восторженно описывает разные ароматические вещества, призывает учиться у восточных поэтов умению тонко анализировать и воспевать ароматы. Он подыскивает названия для целой гаммы запахов, чаще всего обращаясь к сравнениям с красками. Знаменитый сонет Бодлера „Природы некий храм" кажется вольным переложением Магалотти».