Подчеркивается его способность передавать разнообразные аффекты. В тех случаях, когда мотетная композиция не связана схоралом, „мотетный стиль" сливается со „свободным церковным" и противопоставляется связанному церковному".

Маттезон сужает это понятие: „связанный стиль" он относит только к хоралам.

„Фантазийный стиль" („phantasticus") предназначен для композиций, „именуемых в просторечии фантазиями, ричер- карами, токкатами, сонатами". Кирхер подчеркивает его инструментальную природу, высшую свободу в методах сочинения. Этот стиль свободен от хоральных мелодий. Он предполагает огромное профессиональное мастерство. Принадлежность его к сфере церковной или светской музыки не оговорена.

Высокопрофессиональный характер имеет вокальный „мадригальный стиль" („stylus madrigalescus"). Он наиболее пригоден для передачи „предметов любовных и суетных" [309, I, 597]. Впрочем, „духовные мадригалы" говорят о „духовных вещах". Этот стиль „жаркий и приятный", он „исполнен грации и прелести". Кирхер также отмечает „подвижность" мадригального стиля [309, I, 313).

„Мелизматический" („stylus melismaticus") -песенный стиль, предполагающий более простой, чем в мадригале, склад. В нем пишутся песнопения, именуемые в просторечии ариеттами и вилланеллами.