Принцип „in mixto genere" имел немало соответствий в самых разных областях творчества. Предельно нестабильной, причудливой, соединяющей самые разные тенденции предстает практика органного строительства и трактовка органа. В Германии и Нидерландах поощрялись пространственные и колористические эффекты, чередование pleno и самого тихого звучания, выделение главного голоса при помощи особого мануала, виртуозная трактовка педали – поиски были устремлены к концертности, контрастности. В Италии в начале XVII в. К. Антеньяти выступил против светского музицирования на органе, против поисков красочных эффектов. Он советовал справляться с книгами Дж. Дируты и А. Банкьери, учитывая, как играть во время мессы. Охранительная позиция выражалась в словах Дируты: „Орган должен использоваться для того, чтобы хвалить и прославлять ‘ Господа, а не для мирских целей". Эта тенденция отразилась в творчестве Фрескобальди, склонившегося не к модернистскому „энгармоническому органу", а к брешиан’ скому, с присущей ему однородностью тембра. В Венеции и Неаполе существовала противоположная тенденция. Церковные органы подчинялись концепции красочной многохорности.