Обращение к идее порядка было, видимо, глубоко закономерным в Германии. В отличие от итальянцев, акцентирующих преимущественно личностное, персонально творческое, у немцев возобладала идея обновления старого на новой основе. Эта идея господствовала в философии и художествен-ном творчестве начиная с Реформации [243, 9-10]. Она предполагала перерабатывание, упорядочивание, а не отбрасывание и свержение старых авторитетов, и очень прочно прижилась в культуре.

„Порядок" для немецкого барокко – душа мира, качество, предустановленное и лежащее в основе всего сущего. Еще Лютер приравнивал акт творения к установлению порядка: слово „creatura" (тварь, создание, сотворение) было передано им в переводе как „Ordnung" (порядок) [262, 11].

„Порядок" – эстетический норматив немецкого барокко. Хаотическое, деформированное, иррациональное вызывал^ отвращение и отвергались. Главное назначение музыки Веркмайстер видел в установлении порядка. Если композитор не способен к этому, то он – „безбожный музыкант", а его музыка, далекая от единства и пропорциональности, – „хаос, бесформенная груда, бессмысленная суматоха.