Среди последователей Кирхера – Томаш Бальтазар Яновка, автор первого в истории нового времени музыкального лексикона („Clavis /Ad Tesaurum /Magnae Artis Musicae …" Praga, 1701). Он перенял учение Кирхера о стилях без изменений, лишь вписав в число национальных стилей „богемский".

Более значительный теоретик – Иоганн Генрих Буттштедт. Ученик Пахельбеля, органист в Эрфурте, он вступил в 1716 г. в спор с Маттезоном в сольмизационном трактате ,,Ut, Re, Mi, Sol, La, /Tota Musica et Harmonia Aeterna, oder Neu-er6ffnetes, altes, wahres, eintziges und ewiges /Fundamentum Musices, /Ent- gegengesetzt /dem Neu-er6ffneten Orchestre, /…" („Ут, Ре, Ми, Фа, Соль, Ля (Вся Музыка и Вечная Гармония), или Вновь открытый, старый, истинный, единственный и вечный Фундамент Музыки"). В заглавии трактата Буттштедта отчетлива аллюзия на название трактата Маттезона („Вновь открытый оркестр"), вышедший тремя годами раньше. Буттштедт восставал против деления на три стиля, пропагандируемого Маттезоном. Опираясь на мысли Кирхера, изложенные А. Хиршем, Буттштедт утверждал: „Каждый любитель поймет из этого краткого описания, принадлежащего ученому Кирхеру, что в музыке существует более трех стилей. И что за разница сейчас и сегодня между церковной, театральной и камерной музыкой? Что одна, что другая, что третья – все они одинаковы.