В основу „Музыкального лексикона" И. Г. Вальтера легли „Музыкальный словарь" Броссара, „Вновь открытый" и „Защищенный оркестр" Маттезона. Этот труд Вальтера можно оценивать как сумму основных представлений, выработанный эпохой, претерпевших некоторые изменения. Например, Вальтер закрепляет новое понимание „мадригального стиляК! отнеся к нему музыку для пассионов, ораторий, арий, речитативов и т. д. [445, 584 - 585]. Линия Кирхера и Маттезона сохраняется в „Музыкальном трактате" (1745) Майрада Шпис- са [423]. Этот труд, впрочем, снискал нелестную репутацию: И. А. Хиллер шутил, что его для начала следовало бы „перевести с немецкого на немецкий" [307, 80]. Так снова „критический вкус" не принимал „утяжеленности", „странности" барокко. Непосредственно к Броссару обращается Ж. Ж. Руссо в своем „Музыкальном словаре" (1768). Теория Броссара изложена в нем частично в виде компиляции, частично – в пересказе, иногда Руссо вступает в полемику с своим предшественником. Переход от барочного к романтическому мироощущению знаменуют труды И. Н.Форкеля.