Музыкальная теория немецкого барокко разделяла убеждения средневековья в том, что Fee числа, названные в Библии имеют тайный смысл [ор.: 249, 493]. Число – объект репрезентации в музыке. Понятие „числомая композиция", примененное Э. Р. Курциусом по отношеI’ нию к барочной литературе [249], вполне подходит и к некоторым явлениям музыкальной культуры. Очень часто прибегает к изображению числа И. С. Бах. В органной пассакалье c-moll тема проводится 21 раз, 21 – сакральное число. Число 4 – регулятор формы в чаконе d-moll для скрипки соло: как замечает Р. Дамманн, в теме 4 такта, а вся компоI эиция занимает 257 тактов (т. е. 44 +1). Начало „Santus" в Меесе h-moll рисует „серафическое число" 6, взмахи крыльев шестикрылых серафимов, вопиющих „свят,

свят, свят". Многие ученые отмечают изображение числа в №15 „Страстей по Матфею": „Не я ли?" – произносится 11 раз (двенадцатый – предатель Иуда – молчит). Часто Бах обыгрывает число ,,bach"=14 (оно получается, если сложить

порядковые номера букв, входящих в его имя: b = 2, а = 1, с 3, h = 8).

Разумеется, когда мы анализируем произведения Баха, не следует везде и всегда искать числовую символику.