Эту мысль подтверждает Друзилла, схваченная по подозрению в покушении на Поппею: по ее словам, „ведут во мне борьбу два противника свирепых: любовь и невиновность". Развязка этого конфликта – изгнание Оттона и вместе с ним Друзиллы. Здесь же завершается действие аллегории Добродетели: для Оттона она сливается с обликом Друзиллы. Предвосхищение триумфа Поппеи служит-поводом для комментариев Арнальты, переводящей, по своему обыкновению, все в низкую плоскость.

Еще одна развязка – ответ на тему о человеческом пути – странствии – сцена плача Октавии, прощание с Римом.

Эпилог – коронация Поппеи – сводит воедино аллегорическое и реальное действие. Несколько важных соприкосновений, узлов, которые мы отмечали, приходят в конце к их полному слиянию: Амур обращается к Венере: „Мать Киприг да, позволь сравненье: на небе ты Поппея, эта же среди смертных жен уже прямо Венера". Идея земной и небесной любви, волновавшая гуманистическую мысль, находит зримое отражение в хоре амуров: ликование охватывает землю и небо – антитетика земного и небесного передана в нем с предельной отчетливостью.

Действие „Коронации Поппеи" развивается по симметричной схеме: все разделы соотнесены по закону антитезы. Аллегорический и реальный план, как мы убедились, имеют множество соприкосновений, приводящих в конце к полному их слиянию. Спор аллегорических персонажей предопределил сюжетное развитие, его направленность и развязку.