Именно благодаря этому совершается поворот в повествовании: от страха к надежде. Новая аллегория вводит в действие сакральный текст: „Отныне блаженны мертвые, умирающие в Господе", подтверждающий тему „четырех последних вещей", развиваемую во внешнем аллегорическом круге кантаты. Далее следует вывод: „Я должен быть блажен, так приди снова, Надежда! Мое тело способно без страха успокоиться во сне, Дух одним взглядом может пробудить в каждом радость". Заключителы ный хорал подводит итог этому морально-назидательному диалогу о смерти и воскресении.

Аллегории способна передавать и инструментальна музыка. Традиция аллегорической мысли заметна во многи произведениях, имеющих программные подзаголовки. Таковы „Времена года" Вивальди. Вполне понятным был замысел:

воплотить эти популярные образы в музыке. Картины времен года принадлежат к лучшим страницам „Королевы фей" Пёрселла. Здесь очевидна опора на жанровые свойства спектакля, сохранившего связи с аллегорической маской. Интересно, что инструментальные аллегории допускают разную степень детализации. Если у Пёрселла аллегории рисуются обобщенно, господствует единая, тщательно подобранная гамма, то в концертах Вивальди все основано на предель-ной детализации.