Не меньшими знаниями обладали крупнейшие итальянские музыканты – Габриели,

Монтеверди, Фрескобальди. Необходима оговорка: и в Немецком, и в итальянском музыкальном учении в эпоху барокко сохраняется мысль о примате теории [см., например, 217; 219; 459]. Недаром Монтеверди, объясняя введенные им II музыку новшества, декларировал открытие „второй практики", а не „второй теории".

Разработка проблем „музыкальной математики" отвечала духу эпохи. Повышенный интерес к математическим методам описания характерен для всего барокко, тяга к системности проявляется в математизации многих областей науки.

Мыслители стремятся к универсальному знанию, mathesis universalis. Декарт обосновывает в своих трудах единый математический метод. В „Правилах для руководства ума" он высказал уверенность в том, что должна существовать „некая общая наука, объясняющая все относящееся к порядку и мере, не иходя в исследование никаких частных предметов", и что гга наука должна называться не иностранным, но старым, уже вошедшим в употребление именем „всеобщей математики, ибо она содержит в себе то, благодаря чему другие науки называются частями Математики.