На эти правила ориентировался Фрескобальди в регистровке своих органных сочинений. В дальнейшем сохранялся обычай давать предписа-) ния регистровки, соответствующие определенным аффектам,! жанрам – ему следовали Маттезон, Руссо, К.Раупах.

Интересные варианты риторической диспозиции предлагали немец-il кие проповеди того времени. Обычная их схема: „exordium", „textus", содержа- I щие тексты из Писания (эти разделы могли быть выпущены); „propositio", которое могло состоять из нескольких частей; „applicatio" и „conclusio", в котором I высказывалось нравоучение и произносилась молитва.

По строгим правилам в эпоху барокко изображались даже самые „беспорядочные" стили и жанры. В „стиле фантазий" композитор может отказаться от „числа", „фундамента", „гармонии", прибегнуть ко всевозможным „вольностям"-выйти за границу старого мира, с которым сохраняли связи „первая практика", „стили порядка". Означало ли это произвол, пассивное следование чувству, отказ от рационального контроля над композицией? Ни в коей мере. Так, в прелюдии и фуге g-moll Букстеху- де все подчинено передаче беспокойства, взволнованности, „стилю фантазий". Пассажи, речитативы, арпеджио создают иллюзорный, мнимый беспорядок – напряженное патетическое развитие основано на заданных элементах. Фуга включает в действие закон антитезы: „фантазийному" противопоставлен „канонический стиль".