Число управляет гармонией мира, оно же – главный регулятор музыки. Число обладает колоссальной онтологической и эстетической силой, оно – „правило и норма всего" [309, I, 68], основа прекрасного, совершенного, благого. Немецкие | теоретики не устают повторять: мир создан „по мере, числу’ и весу". В немецкой теории „порядок, число, ясность и совершенство являлись различными понятиями, выражаю|Я щими сходное содержание: все они применялись в качестве критериев истины".

Эти идеи были почерпнуты в антично-средневековых традициях. Понимание числа как основы всех вещей восходит к пифагорейцам. Отбждествление гармонии, симметрии, красоты и числа заимствовано из античных учений в том виде, в котором его развили средневековые мыслители. „Прекрасные вещи, – по мысли Августина, – нравятся благодаря числу, в котором обнаруживается стремление к равенству".

Интерес к средневековым представлениям о числовой гармонии был унаследован от итальянских гуманистов; со второй половины XV в. в их кругах воскрешается учение Боэция, на следующем этапе (примерно с 1500 по 1550 г.) эрудитов привлекают числовая символика, платоновские и неоплатонические идеи космологической гармонии.