Легко напрашивается вывод о разных творческих установках по отношению к импровизационному жанру: Луи Куперен фиксирует лишь звуковысотные соотношения музыкальной! композиции, пьеса „в стиле фантазий" Фробергера выписана вплоть до мельчайших длительностей. Но говорить на основании одной лишь нотной записи о полном „рационализме" немца и „бесконтрольности" француза было бы рискованно. Извест» но, что Фробергер учился в Риме у Фрескобальди и унаследовал от него перенесенную на клавишное письмо „мадригальную манеру", с ее „вольностями", „благородной небрежностью". Фробергер допускал очень значительную агогическую свободу в рамках строгой тактированной записи, кажущейся даже мелочной. На этом фоне „белые прелюдии" Луи Куперена предстают гораздо более элегантными, экономными.

Луи Куперен, бесспорно, осознавал выразительные возможности „нетактированной" системы. Характерно, что „Прелюдия в подражание господину Фробергеру" представляет собой трех- частную слитноциклическую форму, в которой крайние части- „нетактированные белые прелюдии, а середина-искусный ри- черкар в „совершенном" трехдольном метре, со строго зафиксированными тактовыми чертами. Контраст, игра двух стилей „фантазийного" и „канонического" соответствуют общеэстетической закономерности барокко, искавшего „причудливой гармонии антитез".