Слово „кантата" часто сопровождало арии, дуэты, мадригалы и другие произведения. В протестантской Германии термин „кантата" в церковной музыке не употреблялся вплоть до XVIII в. Обычно фигурировали названия „церковная пьеса", „церковная музыка". Очень редко слово „кантата" применялось в светской музыке. „Кантаты" И. С. Баха были унифицированы издателями Баховского общества, а Ф. Шпитта нашел аналогии „кантате" у его предтеч.

В первой половине XVII в. слово „оратория" все еще относилось, как правило, к самим храмам и действиям, совершаемым в них. Во второй половине XVII – начале XVIII в. оратория обычно называлась „священной композицией", „музыкальной кантатой", „диалогом", „священной драмой", „трагической драмой", „духовной академией". В лютеранской традиции понйтие „оратория" стало общепринятым и определенным только в начале XVIII в.

Условны границы между хоровым концертом и мотетом. Например, идеи „старой" и „новой практики" переплетаются в „Ста церковных концертах" (1602) Л. Виаданы. Среди сочинений, входящих в собрание, – и образцы нового, „концертирующего стиля", и примеры незначительных модификаций старого жанра. Сочинения „в манере Виаданы" назывались и „священными концертами", и „мотетами для солирующих голосов", и „концертирующими мотетами". Сам же Виадана настаивал на том, что он лишь подновил старый мотет, приспособив его к новым, чисто практическим требованиям.