Эффект светотени, усиливавший „странное", „жесткое" созвучие, в инструментальных

произведениях итальянских мастеров утвердился как рецепт. „Новая красота", „причудливая гармония" требовала особой логики. Ее ищет Фрескобальди в уже упомянутом „Каприччио с задержаниями наоборот" (1624). По замечанию В. Апеля, это произведение знаменует этап в освоении „хроматической гармонии": после каприччио с „жесткостями и задержаниями" Трабачи, Джезуальдо и других предшественников Фрескобальди, экспериментирующих с этими инвенциями, превращающими их в самоцель, „Каприччио" Фрескобальди представляет собой „модель новой гармонической техники" [205, 464]. Действительно, в нем словно опровергаются правила старого стиля – Фрескобальди показывает,что задержания могут и должны разрешаться „наоборот", т.е. вверх (см. пример 64). „Licentiae" – в условиях маньеризма исключения из правил или альтернативные решения, дополняющие контрапунктические нормы, становятся законом индивидуальной

стилевой системы. Изысканная игра со стилем и техникой письма в „Каприччио" Фрескобальди имеет двойной смысл: беря за основу модель „старого стиля", композитор репрезентирует ее наоборот. Здесь вступает в силу закон барочной

антитезы.