Драматизация кантаты осуществляется в творчестве А. Страделлы и А. Стеффани – усиливается инструментальное начало, активно используется концертирование. Страделла вводит в обиход сюжетные кантаты („Сенека", „Нерон", „Медея"). Сближение с оперой продолжается в творчестве венецианских мастеров – Ф. Кавалли, А. Чести, Дж. Легренци, Б. Строцци, А. и Б. Марчелло, А. Вивальди, А. Лотти и др. У Кавалли совершается встречное движение: и от кантаты к опере, и от оперы к кантате. С одной стороны, он создает „оперные кантаты", с другой – решает сцены в операх (например, сцену Асканио из „Дидоны") по образцу кантаты. Усиление инструментального начала в кантате особенно заметно в творчестве болонских мастеров, особенно благодаря вкладу в этот жанр А. Корелли и Дж. Торелли. Стабилизация кантаты связана с неаполитанской оперной школой: в творчестве А. Скарлатти устанавливается схема „речитатив-ария-речитатив-ария" (или „ария-речитатив- ария-речитатив"), однако этот же мастер пишет и в других манерах., использует самые несходные композиционные решения, что позволяет кантате по-прежнему легко трансформироваться в другие жанры и формы, вступать с ними в разные сочетания.

Английская кантата развивается по итальянскому оперному образцу, являясь, в сущности, ответвлением оперы. Связь французской кантаты с театральными жанрами также очевидна, но более почвенна, органична.