В нем соединены три разных текста и три разных напева: „Vater unser im Himmelreich" (текст Лютера, мелодия из лейпцшЧ ского песенника 1539 г.), „Christ unser Herr zum Jordan кат" (слова Лютера, мелодия XV в. из виттенбергского сборника 1524 г.), „Ich ruf zu dir, Herr Jesu Christ" (текст И. Агриколы?) см. пример.

Числовая символика – атрибут „старинного стиля" – вводится в „священную симфонию" Шютца „Drei schOne Dinge seind", написанную в „пышном" стиле „нового мотета" (число 3 репрезентирует терцет). Сходный случай – концерт Шейдта „О lux beata trinitas". Новый „концертный стиль") взаимодействует со средствами, характерными для „старинного мотетного стиля", – числовой символикой (терцет олицетворяет Троицу), строгой канонической техникой (полихронный канон) – см. пример 86.

Числовой контроль над композицией (средство „старинного стиля") удерживается во многих произведениях, ориентированных на „новую практику". Последовательно применял его Шютц: например, „маленький" духовный концерт „О Herr, hilf" (т. t. №16) строго организован: три его раздела равны по протяженности. А в мотете Шейна „Gott sei mir gnadig" („Кимвал Сиона", № 15) новизна и избыточность 15-частной композиции не поддается урегулированию. Хотя Шейн пытается обуздать обильный и рыхлый материал, создавая подобие этапов этого колоссального цикла (все части написаны в двухчастной безрепризной форме), числовой контроль не срабатывает – произведение разваливается на глазах.