Числовая символика – необходимая часть и барочной теории, и барочной практики: важнейшая категория, гармонической музыки", „гармонической триады" истолковывалась с позиций математики, мета-физики, космологии, теологии. Число и звук понимались в духе философии’ средневекового реализма. „Материя" – совокупность музыкальных тонов, интервалов, инертный строительный материал, „форма" – структурная ‘ основа, выраженная в числе. Числа придают „форму" звукам.! „Форма" – число предшествует „материи" – звуку. Назна-чение композитора – организовать „материю". Создавая! форму, работая с числом, музыкант становится подобным архитектору, он представляет в музыке творителя, умнейшего геометра, зодчего [252, 14-28]. Внимание к числу заметно во многих областях творчества. Не случайно из десяти книг состоит трактат Кирхера „Musurgia universalis", 10-священное число, символ универсальной гармонии и совершенства [399, 136]. В утерянных семи клавирных сонатах Букстехуде – друга „музыкального математика" А. Веркмайстера – были, по словам Маттезона, запечатлены „природа и путь планет". 7 – другое священное число, означающее, по мысли Веркмейстера, планеты. Лютеранская ортодоксия требовала учитывать и комментировать все числа, встречавшиеся в Писании.