Определить в точности условия исполнения и восприятия многих барочных произведений мешает известная свобода, допускаемая в выборе исполнительского состава. Во многих случаях практиковалась не только вариантность, но и неопределенность – достаточно вспомнить „Искусство фуги" и „Музыкальное приношение". Попутно отметим, что романтический флер „незаконченности" перестал окружать эти произведения, – трактовать их в духе „абсолютной музыки" столь же ошибочно, сколь и проходить мимо проблем организации [240, 61].

Весьма осторожно следует применять по отношению к музыкальным жанрам барокко критерий типизированного содержания: тому или иному жанру, как и стилю, зачастую предписывался определенный аффект или круг аффектов, но на практике эти предписания очень часто нарушались. Кроме того, понятие „жанра" охватывало настолько разные сочинения, что следовало бы говорить о принципе множества, возведенного в систему, а не искать классического единства.

Барочные музыкальные жанры противятся жестким и схематизирующим определениям. Исследователи, стремящиеся к их строгому разграничению, невольно приходят к противоречиям.