Гармония, говорю, прекрасна в триедином Боге, первообразе, источнике всего, в хоре духов благих, в вещественном макрокосме, в небесах, в элементах, в сочетаниях, в метеорах, металлах, камнях, растениях, животных; в микрокосме человека, в одном и во всем, среди вся, от всего просто изумительна гармония, как-то: – в самой энциклопедической мудрости, теософии, метафизике, физике, арифметике, геометрии, музыке, астрономии, географии, оптике, механике, медицине, этике, экономике, политике, юриспруденции, истории, логике, ораторском искусстве, поэтике, драматическом искусстве и грамматике" [цит. по: 252, SJ].

„Арифметика", „геометрия", „музыка" и „астрономия" поставлены Липпиусом подряд не случайно. Они составляют „квадривий". Музыка как часть квадривия – точная наука, учение о числах и пропорциях, носителях и гарантах гармонии. Наследник „линии тривия" и „линии квадривия", И. Г. Вальтер отразит в своем учении это представление о гармонии как явлении исчисленном, пропорциональном. „Автономия музыки", по Вальтеру – это „природная последователь! ность созвучий", „гармонические числа, установленные демиургом", – 1, 2,3,4,5, 6 и 8. Этому же закону соответствует человек, „гармонически пропорциональное создание", которое понимает космос с точки зрения числа.