Работая в рамках практики „in mixto genere", наиболее прозорливые мастера барокко задавались вопросом о „нацио нальном стиле": за него боролись теооетики и практики гамбургской оперы . Однако в результате возникло гибридное сочетание: немецкий протестантский хорал, вводимый в оперы Р. Кайзера и других композиторов, преломлялся в „театральном стиле", „гипорхемные стили" сочетались с приемами, почерпнутыми в итальянской опере. Традиционными для Гамбурга стали типизированные арии, аналогичные венецианским „ариям состояний" или „сравнений". Так, изображение грома – непременный атрибут „арии мести", которая писалась в D-dur. Очевидно сходство арий мести из опер Кайзера и Телемана, созданных на одно либретто (см. пример 100а, б). И совершенно поразительна и неожиданна близость этих арий началу кантаты №60 И.С.Баха (см. пример 101). Аллегорическое действие Баха, таким образом, содержит в себе еще один компонент: хоральная обработка, развиI вающая мотив Вечности, написана по образцу „арии мести". Подобный барочный „жанровый концерт" естественно воз-

1 ник в условиях практики ..in mixto genere". Внедрению принципа „смешанного стиля". Способствовала не только теория.