В операх Монтеверди присутствуют разные стилевые и жанровые клеточки: мадригал и интермедия, „старинный полифонический" и „новый концертный" стили, оркестровые звукописные картины, новое оперное письмо и бытовые жанры. Эффекты венецианского многохорного концерта развивались композиторами римской школы („Цепь Адониса" Д. Мадзокки, „Святой Алексей" С. Ланди). Они же переняли старинный полифонический стиль.

Опера с самого начала пошла по пути „смешения жанра": ее синтетический характер заставлял соединять самые разные средства выразительности. Опера XVII – XVIII вв. даже в образцах, тяготеющих к предельной упорядоченности, канону выразительных средств, типизации и схематизации, неизбежно уклонялась от предписаний „барочного классицизма". Даже наиболее отвечавшие „неоклассической реформе" Дзено – Метастазио образцы обнаруживали связи с барочной эстетикой. Аллегорическая образность, традиции! эмблематической организации действия удерживались даже в самых регламентированных образцах оперы-сериа. Возрождение же „Королевы фей" произошло через век в творчестве романтиков. „Вычурность" аллегории, эмблематики и риторики, естественно, не удовлетворяла композиторов XIX в. – эти прототипы музыкальной формы были изжиты. А вот образная и смысловая насыщенность символа и метафоры оказались, напротив, чрезвычайно актуальными. Они-то и развивались – прежде всего на немецкой почве – вплоть до „музыкальных драм" Рихарда Вагнера. Симптоматично, что даже оформление этих опер, сценография, декорации, мизансцены имели конкретные параллели в опере барокко.