Ансамбли воспринимались не только как музыкальная, но и как юридическая целостность. В документах они упоминались по имени менестреля предводителя и по типу используемого инструментария. В городском архиве Орлеана (1441) упомянут менестрель Уден де Сент-Ави во главе своего ансамбля «гросси», здесь же документирована выплата менестрелю, лидеру «субтильной» группы Жану Шампо и его «ансамблю лютнистов». Позже (1449) в финансовых бумагах герцога Орлеанского приглашенные иностранные менестрели обозначены аналогично: «английские (или: ломбардские) менестрели гросси» и т. д. Такие ансамбли даже существовали как своего рода «микроцехи», действовавшие самостоятельно.

Более того, выражение «менестрели гросси», как правило обозначало довольно жестко типизированный состав — группу из двухтрех шалмеев с сакбутом (тромбоном) или с бомбардой, чаще всего называемую alta. Многочисленные изображения таких ансамблей воспроизведены в изданиях:. Тинкторис в трактате «Об изобретении и использовании музыки» уподобляет состоящий из шалмеев ансамбль alta ансамблю певцов, различая по такой аналогии функции сопрано, тенора («называемого на народном языке бомбардой») и контртенора, для которого привлекаются также «музы- кальнейше  звучащие» медные (tubicines), «называемые в Италии тромбон (trompone), а во Франции — сакбут. «Сочетание же всех этих инструментов, используемых воедино, называют обычно alta».

В диссертации К. Полка описано, как именно участники таких ансамблей импровизировали свои партии. По архивным записям XV в. заметно, что большинство шалмейных ансамблей состояло из четырех и более инструменталистов (в придворных усло

виях могло быть больше), однако, в иконографии того времени находим в основном группы alta по три менестреля.