Хронист крестовых походов Жуэнвиль (1309) называл «ужасающим» шум накров и труб в войске нехристей, а Ж. Фруассар сообщал об одной осаде (1390), при которой у французов на вооружении помимо накров и труб были шалмеи и волынки.

Внося свою долю в расходы на войну, городские магистраты наряду с бойцами отправляли в войска своих пифаров. Когда Брюгге в 1339 г. выделил вооруженных горожан на битву с французами, то туда же отбыли трубачи и шалмейщики, которые группами прикреплялись к арбалетчикам и к отрядам городских стражников. Каждый пифар получал по 2 шиллинга 8 пенсов в день, передвигались музыканты на телегах и верхом. Вообще вознаграждение после военного похода у войскового музыканта обычно было выше, чем у наемного солдата. В мирное время такие музыканты играли в городских процессиях, сопровождая те же соединения, которым служили и на войне, к тому же инструменты, например, военные (прямые) трубы — часто серебряные, украшенные гербовыми штандартами — принадлежали не им, а соответствующим капитанам городской стражи или арбалетчикам. К майской процессии в честь праздника Св. Крови от шести районов Брюгге выделяли по одному капитану стражи, сопровождавшемуся тремя пифарами (две трубы и шалмей), и чтобы набрать 18 музыкантов, магистрат дополнительно к своим приглашал шпильманов со стороны. Приглашенными оказывались также менестрели бургундского или английского дворов, которым город за все платил и предоставлял жилье.

При приближении к городу свиты герцога или короля трубачи Брюгге должны были не только загодя сигналить с башни, но и впоследствии с помощью тех же сигналов помогать полиции (стражникам) оттеснять толпу к тротуарам, расчищать путь для гостей, для процессий или сценических представлений.