Уже в услужении у Якова II (1291—1327) было 70 хугларов, имевших в своем распоряжении богатейший инструментарий. В Барселоне при Педро IV (1336—1387) и Хуане I (1387—1396) менестрели впервые были возведены в ранг особо приближенных советников, к которым ранее относились исключительно дворяне, высшее духовенство и городской патрициат  и которые в придворной иерархии приравнивались к королевским советникам. А при Якове II менестрель еще не считался достойным такого круга, хотя и мог стать камердинером. Сейчас это симптоматичный социальный сдвиг рассматривается как часть общей для XIV в. тенденции выдвижения на первый план среднего городского слоя — купцов, ремесленников и т. п., начинающих соперничать с феодалами и духовенством в результате чего менестрельство в целом возвысилось, а слой советников «демократизировался». Уже те ключевые функции, которые были отведены менестрелям в церемонии коронации Альфонса IV (1328) в Сарагосе и в различных торжествах его преемников, красноречиво иллюстрируют их новый социальный вес. Педро IV    возвел в советники 7 менестрелей, а в камердинеры — 8. Хуан I добавил к этому соответственно еще восьмерых и двоих, а если учесть также живописцев и скульпторов, то число артистических советников дойдет до тридцати. Набирали в эту касту, однако, по профессиональным заслугам. Арагонские короли были заинтересованы в утверждении своего веса в глазах других европейских монархов. Добивались они этого различными путями, в том числе и выставляя напоказ своих придворных музыкантов высочайшего уровня. Потому они и охотно посылали их в поездки в соседние страны. Заполучить на постоянную службу особо искусных и знаменитых менестрелей из-за границы можно было посулив им высокие привилегии, в том числе титул советника, не обязывающий к несению службы, а просто украшавший как почетное звание.