Способы взаимодействия инструментального ритурнеля с напевом в музыке сборника Байе не подчинены никакой нормативной схеме и в каждой песне реализуются по-своему. В этом проявились не только жонглерская раскованность, свобода от догм, но и фантазия, изобретательность, игровое мышление. Если ритурнель в песнях № 1, 55, 72, 91 обнаруживает мелодическое, вариантное сходство с напевом, то в других шансон это родство носит цитатный характер. В песне № 58 ритурнель — целый отыгрыш, но с цитатой из мелодии первого стиха.

Сходный случай — в шансон № 24, где и ритурнель и цитируемый в нем вокализ из той же песни используют формульные обороты, известные из предыдущего примера 30.

Соотношение ритурнелей с вокализами в шансон № 41 и 42 основано уже на полной идентичности. В примере 32-а показан фрагмент напева песни № 41 и (32-Ь) — ритурнель.

Своеобразный и вполне индивидуальный ритурнель в шансон № 80 имеет лишь некоторое мотивное сходство с основным напевом, но в его второе проведение неожиданно вторгается подтекстовка. Интересно: продолжение «темы» ритурнеля с момента подключения текста дано в ритмически смягченном, более вокальном варианте.

Музыкально-поэтическая строфа песни № 57 «Сладчайший помысел» завершается ритурнелем в виде развитой «коды», вносящей явный ритмический контраст, но проникнутой интонационными связями с основным напевом.

Гривуазно-озорная песня № 49 «Влюблена в меня жена» построена на перекличке «хохочущих» вокальных фраз и блестящего ритурнеля. Карнавальное балагурство изложенного в трех катренах текста насыщено аллюзиями скорее всего на неведомые нам теперь фабульные перипетии какого-нибудь соти или фаблио.